Новости отрасли

25 Апреля 2019

Можно ли в Махачкале строить высотные дома?

ЕСЛИ СЛУЧИТСЯ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ

846.jpgДо землетрясения в Дагестане в 1970 году там строили жилые многоквартирные дома не выше 5 этажей. Потом, в 90-ые годы стали строить и 9 этажные. А ныне – 16 и 20 этажные дома. Что будет с такими домами если встряхнет, поскольку Дагестан относится к 9 балльной сейсмической зоне, не опасно ли жить в таких высоких домах в Махачкале? С этим и другими вопросами корреспондент республиканской газеты «ИЛЧИ» Гасан Адилов обратился к директору НПП «Сейсмостойкие конструкции» Гаруну Шафиевичу Аминтаеву.



Гарун-Аминтаев2.jpgГ. Аминтаев окончил Ленинградский инженерно-строительный институт, аспирантуру Центрального научно-исследовательского института строительных конструкций им.Кучеренко по специальности «Сейсмостойкое строительство».

Он работал в тресте «Горстрой» г. Махачкала, на строительном факультете ДГУ, в институте «Дагестангражданпроект» главным конструктором, руководителем Северо-Кавказского филиала ЦНИИСК им. Кучеренко, заведующим Московской лабораторией «Сейсмостойкости сооружений» ЦНИИСК им. Кучеренко. 

В настоящее время Гарун Аминтаев является также экспертом ПК-7 «Сейсмобезопасность в строительстве» Технического комитета по сертификации Минстроя России; Членом Научного Совета по сейсмологии и сейсмостойкому строительству Российской Академии архитектуры и строительных наук.

Вопрос: После землетрясения 1970 года в Дагестане приезжие специалисты говорили, что в республике нельзя строить здания выше 5 этажей.

Ответ:Мы тогда вместе с специалистами из Москвы, Грузии и Казахстана выполняли инженерный анализ последствий землетрясения. Возможно, имелось ввиду, что строительные нормы ограничивают 5 этажами высоту зданий со стенами из кирпича и камня. В дальнейшем опыт разрушительных землетрясений показал, что такие здания хоть и не обрушаются, но оказываются неремонтопригодными.

Поэтому несколько десятилетий назад нормы сейсмостойкого строительства исключили каменные кладки с низкой монолитностью, снизили допустимую этажность и увеличили расчетные сейсмические нагрузки для указанных зданий.

Сегодня нормы ограничивают высоту зданий из традиционного кирпича и наших пиленных камней (Дербентского и Акушинского) четырьмя, тремя и двумя этажами, соответственно при сейсмичности 7,8 и 9 баллов. Казалось бы, вопрос закрыт. Однако, появились новые типы каменных кладок, механические характеристики для проектирования которых мы не знаем.

Кстати, строительство зданий из бутового камня в сейсмических районах не допускается.

Вопрос: Как сегодня обстоит дело с 9 этажными домами?

Ответ: У нас прежде строили в основном 5-9 этажные крупнопанельные жилые дома. По ним нет нареканий, поскольку многочисленные экспериментальные исследования и опыт последствий землетрясений подтвердили сейсмостойкость крупнопанельных жилых зданий.

Вопрос: Нынче строят жилые здания высотой 16-20 этажей, что будет с ними при землетрясении в 9 баллов?

Ответ: Современное жилищное строительство в городах Дагестана это в основном здания из монолитного железобетона высотой 9-16 этажей.

Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что высота железобетонных каркасных зданий нормами допускается в пределах от 2 до 16 этажей в зависимости от грамотности принимаемого при проектировании конструктивного решения системного характера и сейсмичности площадки строительства. И здесь кроется главная опасность (не природная,а рукотворная) в случае неквалифицированных проектировщиков и экспертов.

В то же время, наиболее надежными являются здания с монолитными железобетонными стенами. Их допустимая высота 24, 20 и 16 этажей, соответственно при сейсмичности 7, 8 и 9 баллов.

Указанные выше ограничения этажности различных типов зданий приведены в специальной таблице норм проектирования в сейсмических районах. Таблица составлена на основе большой статистики о повреждениях конструкций при разрушительных землетрясениях и создает определенные резервы безопасности.

Был учтен также опыт Спитакского землетрясения 1988 года, когда разрушения современных зданий произошли не столько из-за качества работ, сколько вследствие недоброкачественных проектных решений системного характера. Это, конечно, не означает возможности ослабления требований к качеству строительства, но предполагает необходимость системного анализа применяемых у нас сегодня конструктивных решений при проектировании. В результате, с учетом всего комплекса местных условий строительства, целесообразно разработать региональную таблицу ограничения этажности жилых зданий.

Вопрос: Имеется информация о 400 незаконно построенных многоэтажных домах. Специалисты из Москвы должны проверить их безопасность.

10_magomedov_v_sno.jpgОтвет: Нет открытой информации. Но если это так, то можно сказать: «Когда у бедняка заводится мед, мухи слетаются даже из Багдада».

Вопрос: Наши местные специалисты не могут решить эти вопросы сами?

Ответ: Могут, но у нас есть более сложные проблемы, которые не решить без федеральных ведомств. Например, незаконная застройка трасс газопроводов, полосы отвода железной дороги, прибрежных территорий Каспийского моря. Но самая чрезвычайная проблема безопасности Дагестана – канализация сел и городов. Однако, до сих пор продолжается ущербная практика водоснабжения без одновременной канализации.

Вопрос: Что у нас сделано по программе «Сейсмобезопасность»?

Ответ: Похоже, что это государственная тайна. Федеральное финансирование по этой программе на сегодня завершено.

Вопрос: Каковы по вашему опыту возможные последствия, иногда предсказываемого сильного землетрясения?

Ответ: Во первых, современные данные о вероятности землетрясений различной интенсивности не увеличивают нормативную сейсмичность территории Дагестана. Это отражено в разрабатываемом Институтом физики Земли РАН комплекте карт общего сейсмического районирования территории России.

Официальные краткосрочные прогнозы землетрясений не практикуются. Не следует пугать население возрастанием сейсмической опасности на территории Дагестана. Она достаточно велика и ей некуда расти. Того что есть, хватает для назначения высоких сейсмических нагрузок при проектировании зданий. Сейсмическая безопасность может обеспечиваться сейсмостойкостью сооружений.

По Вашему вопросу о возможных последствиях землетрясения нормативной интенсивности нельзя уходить от ответа.

Поэтому, основываясь лишь на своем практическом опыте, приведу обобщенную экспертную оценку, позволяющую хотя бы ориентироваться:

  1. Прогнозируются тяжелые повреждения несейсмостойкого фонда сооружений из традиционных местных стройматериалов в сельских районах.
  2. Остается проблема с риском разрушения многоэтажных пристроек к жилым домам в городах.
  3. Определенная часть многоэтажных рамных и рамно-связевых каркасных зданий из монолитного железобетона может получить повреждения безопасные для жизни людей, но требующие усиления конструкций. Проблема в том, что для производства работ по усилению может потребоваться выселение жильцов. Большая часть таких зданий с квалифицированными проектными решениями системного характера может иметь лишь легкие повреждения, устранимые текущим ремонтом. То же касается крупнопанельных зданий.
  4. Существенные повреждения многоэтажных зданий с наружными и внутренними стенами из монолитного железобетона не прогнозируются.
  5. Видимо, отдельные здания будут разрушаться. Ими следовало заниматься по программе «Сейсмобезопасность».
Вопрос: Кто несет ответственность за все это?

Ответ: За качество проекта отвечают проектная организация и экспертиза проектов. Притом, государство субсидарно отвечает за ошибки государственной экспертизы. Негосударственная экспертиза практически – коммерческая структура.
За качество построенного здания, если не указан гарантийный срок, 2 года отвечает строительная организация. За техническое состояние эксплуатируемого объекта отвечает сам собственник.

Вопрос: Каково состояние проектного дела в Дагестане?

Ответ: Технологические возможности проектировщиков сильно возросли, а квалификация снизилась.

Остатки наших комплексных проектных институтов исчерпывают ресурс специалистов и оснащения. Основные объемы работ выполняются множеством мелких контор, сильно различающихся по квалификации. Не хватает специалистов по инженерным разделам проектов.

Существует проблема качества проектирования. Здесь особенно важна роль экспертизы проектов. В последние годы роль государственной экспертизы снизилась, так как экспертиза проектов многоэтажных жилых домов, как объектов внебюджетного финансирования, осуществляется в основном негосударственными экспертами, в том числе из-за пределов Дагестана, назойливо предлагающими свои услуги.

Самое слабое звено – инженерно-геологические изыскания, детальность и качество которых недопустимо снизилось, несмотря на увеличение этажности застройки и освоение неблагоприятных в сейсмогеологическом отношении участков. При этом, даже безграмотные результаты изысканий благополучно проходят экспертизу. Такие изыскания не могут служить основой для проектирования и создают недопустимые риски.

Вопрос: В чем, по Вашему, главная проблема в строительстве?

Ответ: В недопонимании роли строительной отрасли, как властью, так и в нашей среде. В строительстве расходуется большая часть национального дохода, преобразуется среда обитания нации, вырабатывается жизненный стандарт, и некомпетентность здесь приводит к непоправимым последствиям. Есть русская поговорка: «Простота хуже воровства». Последствия непрофессионализма в проектировании и в системе управления строительством мы не только наблюдаем сегодня, но и оставляем в наследство потомкам.

Вопрос: Что Вас радует сегодня в строительстве?

Ответ: Отрадны возросшие возможности наших предпринимателей в строительном производстве. Освоены новые материалы, оборудование и технологии. Освоили строительство зданий из монолитного железобетона, что резко повысило их сейсмостойкость. Применяется качественная опалубка, бетон возят в миксерах. Применяются современные технологии по сантехническому и электротехническому оборудованию зданий, новые отделочные материалы. Сильно сократились сроки строительства. Теперь плохо построить труднее, чем хорошо.

Спасибо.

Беседовал Гасан Адилов
корреспондент республиканской газеты «ИЛЧИ»